Танковый фронт

7-й отдельный гвардейский танковый полк прорыва

7-й отдельный гвардейский танковый Ломжинский Краснознаменный полк прорыва

Гвардейская Краснознаменный
 
I. Командный состав полка
II. Формирование и организация

7-й гв. танковый полк прорыва сформирован на основании Директивы НКО № 1104913сс от 12.10.1942 г. в Московском АБТ Центре (Костерево - Ногинск) в октябре 1942 г. на базе 329-го отб 119-й тбр.

19 ноября 1942 г. убыл на фронт в составе 21 КВ-1С и 214 человек личного состава. 23 ноября 1942 г. полк вошел в состав 66-й армии (Донской фронт).

После боев под Сталинградом 7-й полк прорыва вывели в резерв, а 1 мая 1943 г. его отправили в Тульский военный танковый лагерь на переформирование.

7-й гв. танковый полк прорыва с 12 мая по 6 июля 1943 г. находился в Тульском лагере, занимаясь боевой подготовкой, проводя тактические учения, сколачивание экипажа, взвода, роты и полка в целом.

7 июля 1943 г. полк, имея 21 KB-1С, убыл из лагеря, и 16 июля поступил в распоряжение 5-й ударной армии Южного фронта. Полк получил задачу поддерживать пехоту 31-го гв. стрелкового корпуса при прорыве немецкой обороны («Миус-фронт») в районе Дмитриевки в направлении на Сталино.

С 1 по 18 августа 1943 г. полк находился на ремонте и доукомплектовании в Миллерово, затем с 19 по 29 августа - в полосе обороны 34-й стрелковой дивизии, после чего до 6 сентября — в районе Политотделец на восстановлении.

После боев за Сталино полк вывели в резерв, а 22 сентября 1943 г. он убыл в Тульский танковый военный лагерь, передав оставшуюся матчасть с экипажами 5-му ПРЗ.

С 9 октября по 14 ноября 1943 г. 7-й гв. танковый полк прорыва находился в Тульском танковом лагере, где был перевооружен на танки КВ-85.

7-й гв. танковый полк прорыва, прибывший в Тулу с фронта 9 октября 1943 г., 14 ноября получил на укомплектование 21 КВ-85, прибывших с ЧКЗ. Через восемь дней часть отправили на фронт, и 19 ноября 1943 г. она разгрузилась в Дарнице, поступив в распоряжение 60-й армии 1-го Украинского фронта.

18 января 1944 г. полк сдал оставшиеся у него машины в 53-й ремонтно-восстановительный батальон, и убыл в Тульский военный танковый лагерь. Здесь его переформировали в гвардейский тяжелый танковый полк на танках ИС.

28 февраля 1944 г. Директивой ГШКА № Орг/3/305995 от 28.02.1944 г. переформирован в 7-й гв. тяжелый танковый полк.

В составе Действующей Армии:

  • с 23.11.1942 по 31.01.1943
  • с 14.07.1943 по 27.10.1943
  • с 19.11.1943 по 13.02.1944
  • с 09.08.1944 по 09.05.1945
Подчинение полка:
Дата Корпус Армия Фронт
(военный округ)
на 01.11.1942 -    
на 01.12.1942 - 66-я А ДФ
на 01.01.1943 - 66-я А ДФ
на 01.02.1943 - 66-я А ДФ
на 01.03.1943 - 66-я А ДФ
на 01.04.1943 - 66-я А ДФ
на 01.05.1943 - - РВГК
на 01.06.1943 - - МВО
на 01.07.1943 - - МВО
на 01.08.1943 - 2-я гв. А ЮФ
на 01.09.1943 - 5-я Уд. А ЮФ
на 01.10.1943 - - МВО
на 01.11.1943 - - МВО
на 01.12.1943 - - 1-й УФ
на 01.01.1944 - 38-я А 1-й УФ
на 01.02.1944 - 38-я А 1-й УФ
на 01.03.1944 - - МВО
на 01.04.1944 - - МВО
на 01.05.1944 - - МВО
на 01.06.1944 - - МВО
на 01.07.1944 - - МВО
на 01.08.1944 - - РВГК
на 01.09.1944 - 49-я А 2-й БФ
на 01.10.1944 - 49-я А 2-й БФ
на 01.11.1944 - 49-я А 2-й БФ
на 01.12.1944 - 49-я А 2-й БФ
на 01.01.1945 - 49-я А 2-й БФ
на 01.02.1945 - 49-я А 2-й БФ
на 01.03.1945 - 49-я А 2-й БФ
на 01.04.1945 - 19-я А 2-й БФ
на 01.05.1945 - 49-я А 2-й БФ

 

III. Боевой и численный состав полка

Сформирован по штату № 010/266.

Директивой ГШКА № Орг/3/305512 от 13.02.1944 г. переведен на штат № 010/460 (танки ИС). по другим данным Директивой ГШКА № Орг/3/305995 от 28.02.1944 г. переведен на штат № 010/460 (танки ИС).

Численый состав:

дата объединение Личный состав Типы танков
(исправных/неисправных)
Всего Примечение
20.11.1942 ДФ 214 21 КВ 21 ЦАМО РФ. ф. 38, оп. 11373, д. 150
09.07.1943 ЮФ 247 21 КВ 21 ЦАМО РФ. ф. 38, оп. 11373, д. 150
           

 

IV. Боевой путь полка

В 1.00 26 ноября 1942 г. полк получил задачу поддержать пехоту 197 и 206-го стрелковых полков на Спартаковку и Совхоз. Командир полка решил действовать двумя группами - в первой четыре (с 206-м полком), во второй - три танка (со 197-м полком). Атака началась в 9.00 после получасовой артподготовки.

Первая группа танков, уничтожив несколько огневых точек, обеспечила пехоте выход к переднему краю противника без потерь. В дальнейшем, утюжа немецкие окопы, машины повернули на юг и вышли на воcточную окраину Совхоз, где уничтожили два ДЗОТа, мешавших продвижению пехоты. Но из-за потери взаимосвязи с 206-м стрелковым полком дальнейшую задачу танки выполняли самостоятельно. В результате один KB-1С был подбит, его экипаж вел огонь с места. Танк командира роты гвардии лейтенанта Склярова ворвался па позицию немецкой артиллерии севернее Совхоз, раздавил две пушки, но был подбит и завалился в овраг. Вскоре противник подбил и оставшиеся два КВ-1С. Лишившись поддержки танков, наша пехота отошла.

Вторая группа из трех KB-1С удачно атаковала противника, выйдя на западную окраину Спартаковки и обеспечив ее занятие пехотой 197-го полка. В дальнейшем, пытаясь обойти разрушенный мост через ручей, одна машина была подбита, а вторая застряла. Третий KB-1С после неудачных попыток эвакуировать завязший танк, отошел на исходную позицию. Через некоторое время застрявший в ручье KB-1С был расстрелян немецкой артиллерией.

Небезынтересно привести рассказ командира роты лейтенанта Склярова, экипаж которого после боя считался пропавшим без вести, но через восемь суток вернулся в часть:

«...Когда во время атаки [26 ноября] мы приблизились к переднему краю противника, тот открыл огонь по танкам и пехоте, продвижение которой стало затруднительным. Ворвавшись на передний край обороны, танки огнем и с хода своей массой расстреливали и давили очаги сопротивления, при этом моими экипажами было уничтожено 3 пулеметных гнезда, 2 блиндажа, 4 ПТР и до 50 гитлеровцев. Выполняя приказ командования - уничтожать живую силу и огневые точки противника в районе Совхоз, танки вклинились вглубь его обороны, где были сосредоточены основные огневые средства, мешавшие продвижению пехоты. Заметив батарею противника, находившуюся слева, дал целеуказание командиру орудия, скомандовал «огонь!», и метким попаданием орудие с первого выстрела взлетело на воздух. До других орудий оставалось 40-50 метров, медлить было нельзя, вести огонь с места - значит дать возможность противнику вести прицельный огонь. Я принял решение ворваться в расположение батареи и давить ее гусеницами. Отдал приказ механику-водителю старшине Сивову вести танк на батарею, при этом было раздавлено массой танка два орудия с расчетами.

В ходе боя танк был подбит - снаряд попал в ходовую часть, двигаться было невозможно. Другими попаданиями заклинило башню. Видя это, фашисты начали было подходить к танку, но забросанные гранатами через люк были отброшены, и решили вести огонь из орудий. Подкатив две пушки, но видя, что броня советского танка для них непробиваема, фашисты решили выставить автоматчиков для прикрытия подхода к танку и поджечь его. Но и при этом они ничего не достигли, так как огонь в моторном отделении был нами ликвидирован. Придя в ярость, и видя что воля советских танкистов крепка, немцы, подготовив толовые шашки, подорвали танк. От силы взрыва он вздрогнул, и по скату балки сошел вниз, экипаж при этом остался невредим.

Было принято решение - не покидать танк, при первой же возможности выйти из него, определить повреждения, и если возможно их исправить. Но в дальнейшем при осмотре оказалось, что сделать этого нельзя.

Гитлеровцы забыли о нас, и каждый день проходя недалеко от танка не предполагали, что воля танкистов не сломлена, и что мы могли после таких испытаний остаться живыми.

В танке прожили 7 суток. Вылазками днем и ночью производили разведку противника, резали проводную связь между наблюдательными пунктами и боевыми точками. Последние три дня пищи не осталось, питались снегом и оставшимися крошками от сухарей. Начались большие морозы.

На восьмые сутки, не дождавшись своих частей, было принято решение оставить танк, забрав с собой вооружение, а оставшееся привести в негодность, и с боем пробиться к своим.

Пробирались через передний край противника, при этом было уничтожено два часовых у землянок, и забросано гранатами два блиндажа с гитлеровцами».

Следует добавить, что на третий день лейтенант А. Сивов отправил двоих членов экипажа (наводчика и стрелка-радиста) с задачей сообщить о положении танка, но они не дошли. Оставшиеся пять дней танкисты находились в KB-1С втроем. За этот подвиг гв. лейтенант Александр Скляров был награжден орденом Ленина, его механик-водитель Н. Сивов и заряжающий - орденами Красного Знамени. Следует добавить, что впоследствии А. Скляров воевал в 6-м гв. танковом полку прорыва на Северо-Кавказском фронте, был награжден орденом Красной Звезды и Отечественной войны I степени. Командир роты ст. лейтенант Скляров пропал без вести 7 августа 1943 г. в бою у хутора Горно-Веселый Краснодарского края.

Во второй группе KB-1С, которая поддерживала 197-й стрелковый полк, один экипаж тоже вел оборону в подбитом танке, но не так долго, как экипаж Склярова. Командир взвода лейтенант Оденов сообщал об этом следующее:

«Прорвав передний край обороны противника, мы дошли до Спартаковки, которая находилась в 5 км от переднего края. Здесь находилось большое количество огневых средств противника. Мой танк сначала артогнем разбил блиндаж, затем несколькими снарядами зажег дом, в котором было скопление гитлеровцев. Не прошло и 5 минут, как с другой стороны балки по нам открыло огонь ПТО. Но мой артиллерист тремя выстрелами заставил замолчать пушку противника.

Почти одновременно по нам открыли огонь еще два ПТО, одно через окно дома, который находился в 50 м от нашего танка, и второе с горки, которая находилась на нашем пути назад. Тогда я решил — сначала уничтожить ПТО в доме, а потом на горке. Сделав выстрел по дому и видя, что его снарядом взять трудно, я подал механику-водителю команду разбить дом танком. Механик-водитель на большой скорости ринулся на дом, направил танк на угол, выжав сцепление, и дом развалился, уничтожив ПТО.

Но пушка с горки продолжала бить. Тогда я даю команду механику-водителю: «Третью ускоренную передачу на гору, прямо на пушку!» Враг не успел произвести еще один выстрел, и пушка была раздавлена.

После выезда из населенного пункта на мой танк обрушился огонь нескольких ПТО противника, которые пробили мой танк в 14 местах, танк встал. Нам сбили надмоторный люк и разбили трансмиссию, но экипаж мужественно продолжал бить противника с места из подбитого танка, и четырьмя выстрелами разбил пушку противника. Огонь прекратился, двуногие звери стали осаждать подбитый танк. Мы подпустили фрицев к танку, открыли люк и закидали их гранатами. У танка сложили головы до 25 солдат и офицеров противника.

Экипаж не выходя из танка, бился 13 часов, уничтожив до 65 гитлеровцев. У нас кончились снаряды, и патроны тоже. В 24.00 я дал команду - забрать оставшиеся гранаты, диски, пулемет и ППШ, и покинуть подбитый танк. Пошли по направлению к нашим частям, пробираясь по кустам. Мы закидали гранатами штабную машину, уничтожили одного автоматчика. Весь экипаж целый и невредимый в 8.00 [27 ноября] прибыл в часть».

27 ноября 1942 г. три KB-1С роты лейтенанта Железнова были поставлены в засаду для отражения контратаки немцев, которые пытались овладеть выходом на Сталинградское шоссе у балки Сухая Мечетка. В 10.00 на перекресток шоссе и железной дороги вышло пять танков противника, три из которых были сожжены стоявшими в засаде КВ-1С, а остальные отошли. Через полтора часа здесь же появилось три танка с прицепленными к ним орудиями и пехотой. Огнем наших машин был подбит один из них и уничтожено орудие, немцы отошли. Получив задачу — очистить близлежащую рощу от противника, танки Железнова в 12.30 перешли в контратаку. Выполнив задачу, командир роты вместо возвращения назад начал преследование противника и наткнулся на засаду. В результате боя немецкие танки сразу же сожгли два KB-1С, третий сумел подбить один немецкий, но тоже был расстрелян. Экипажи всех этих машин погибли.

28 ноября 1942 г. 7-й гв. танковый полк прорыва придали 299-й стрелковой дивизии с задачей поддержки атаки пехоты на населенный пункт Орловский. 28 и 30 ноября KB-1С участвовали в боях, но из-за пассивности пехоты понесли большие потери — было подбито 4 машины. Полк вел бои до 11 декабря, после чего его вывели для пополнения и ремонта матчасти.

К 1 января 1943 г. в составе полка имелось 18 машин - 7 КВ-1С, а также переданные из других частей 4 Т-34, 7 Т-70 и 3 Т-60.

С 10 по 21 января 1943 г. танки 7-го полка поддерживали пехоту 229-й стрелковой дивизии в ходе боев по уничтожению окруженной под Сталинградом немецкой группировки.

Впоследствии танки передали для взаимодействия с 226-й стрелковой дивизией, с которой они взаимодействовали до капитуляции немцев 2 февраля 1943 г.

Небезынтересно привести некоторые цифры по списанию и пополнению полка боевыми машинами. Так, приказом от 7 декабря 1942 г. были списаны как безвозвратно потерянные 15 KB-1С, и принят на пополнение один КВ-1 с ремонтной базы. Вместе с танками списали 8 220 кг дизельного топлива, 855 кг масла МК, 411 кг автола и 434 кг солидола. Через неделю списали еще один KB-1 С.

23 декабря 1942 г. полк получил на пополнение 2 КВ-1 (не «С»), 4 Т-34, 7 Т-70 и 3 Т-60.

13 января 1943 г. полк получил из ремонта 4 КВ-1С и 1 Т-34, а 22 января - еще один Т-70. В тот же день были списаны KB-1С, 3 Т-70 и 2 Т-60, а чуть позже - еще один KB- 1С и один Т-70.

Приказом от 14 марта 1943 г. были списаны «как сданные в капитальный ремонт на заводы промышленности через 104 СПАМ» 4 KB-1С, 3 КВ-1, 5 Т-34, 4 Т-70 и 1 Т-60. Этим же приказом 2 KB-1С передавались 5-му гв. танковому полку прорыва.

После боев под Сталинградом 7-й полк прорыва вывели в резерв, а 1 мая 1943 г. его отправили в Тульский военный танковый лагерь на переформирование.

В выводах по боям за Сталинград штаб полка писал следующее:

«Полк действовал в составе 66 А с 24.11.1942 г. по 3.2.1943 г. то есть 72 дня. Из них непосредственно боевых дней проведено - 33, всего сделано 196 танко-выходов, в среднем в день выходило 6 танков. За этот промежуток боевых действий полк имел потери:

Личный состав - убито и пропало без вести 62, ранено 21.

Матчасть: безвозвратно КВ-1С - 14, сдано на рембазы - 5, осталось на ходу - 2.

За этот период проведено ремонтов средних - 28, текущих - 25. За весь период боевых действий полком уничтожено: танков - 29, бронемашин - 2, автомашин - 11, орудий - 64, минометов - 11, пулеметов - 93, ПТР - 6, блиндажей и ДЗОТ - 144, солдат и офицеров - 1500.

Недостатками в действиях полка являются:

1. Полк использовался не как полк прорыва, а как полк поддержки пехоты.

2. Полк массированно не использовался, а использовался поротно.

3. Недостаточное количество времени на подготовку боя, в результате чего были случаи, когда экипажи вели бой на слабо изученной местности со слабо отработанными вопросами взаимодействия.

4. Слабая подготовленность личного состава полка в период формирования — было всего 5 дней на сколачивание.

5. Слабая насыщенность боевых порядков пехоты активными штыками — это приводил о к тому, что танки действовали без пехотного прикрытия, в результате чего имелись излишние потери.

6. Слабый артиллерийский огонь поддержки танков ввиду малого количества отпущенных боеприпасов артиллерии (как правило, 0,1 б/к на бой).

7. Незнание пехотой и артиллерией силуэтов своих танков, особенно КВ-1С (с башенкой), в результате чего 4 танка были уничтожены огнем своей артиллерии.

8. Атака танков по нескольку раз в одном и том же направлении, что давало возможность противнику сосредоточить противотанковые средства на этом направлении.

Несмотря на все перечисленные недостатки, полк поставленные командованием задачи выполнил, личный состав в непрерывных боях обогатился практическим боевым опытом, выросли десятки отличных командиров-танкистов: дважды орденоносец гв. ст. лейтенант Бычков, дважды орденоносец гв. ст. лейтенант Дьячков, дважды орденоносец гв. ст. лейтенант Олегов и другие...

За время боевых действий в полку награждено 115 человек».

7-й гв. танковый полк прорыва с 12 мая по 6 июля 1943 г. находился в Тульском лагере, занимаясь боевой подготовкой, проводя тактические учения, сколачивание экипажа, взвода, роты и полка в целом.

7 июля 1943 г. полк, имея 21 KB-1С, убыл из лагеря, и 16 июля поступил в распоряжение 5-й ударной армии Южного фронта. Полк получил задачу поддерживать пехоту 31-го гв. стрелкового корпуса при прорыве немецкой обороны («Миус-фронт») в районе Дмитриевки в направлении на Сталино.

Атака началась утром 18 июля 1943 г., при этом танкисты действовали смело и умело. Так, командир роты капитан Чембуков, который на своем KB-1С ворвался в Дмитриеву, разгромил штаб немецкого батальона, захватил документы и 8 пленных, которых передал пехоте.

Когда на одной из высот закрепились немцы, и продвижение нашей пехоты было остановлено, рота капитана Щербакова атаковала противника, уничтожив 4 танка и до 10 орудий. Задачу дня полк выполнил, овладев к исходу дня высотой 128,1.

Однако из-за плохого взаимодействия с артиллерией и отсутствия огневой поддержки при ведении танков боя в глубине обороны противника, а также малого времени на подготовку к операции (всего 12 часов), полк понес большие потери: было подбито 10 танков и один сгорел. К исходу дня танкисты перешли к обороне в полосе 40-й гв. стрелковой дивизии. Потери полка составили 3 KB-1С (безвозвратно), 3 человека убито и 20 ранено. Уничтожено и подбито 2 танка Pz. III, 3 САУ, 2 минометных батареи, 11 ПТО, орудий - 14, ДЗОТ -3, автомашин - 3.

21 июля 1943 г. 7-й полк прорыва придали 49-й гв. стрелковой дивизии 2-й гв. армии с задачей поддержать атаку в направлении Луганский. Из-за крайне малого времени на подготовку (3 часа), отсутствия должного взаимодействия с пехотой и недостаточной огневой поддержки артиллерии, танкисты понесли большие потери -10 танков, из них 5 сгорело, 4 подбито и 1 подорвался на мине. Тем не менее, экипажи KB-1С уничтожили 4 Pz. III, 8 ПТО, 105-мм гаубицу, 5 минометов, 5 ДЗОТ. Во второй половине дня танки огнем с места помогли пехоте отразить контратаку противника. К утру 22 июля полк отвели для заправки и ремонта, так как все машины требовали восстановления.

26 июля 1943 г. 10 КВ-1С поддерживали 36-ю стрелковую дивизию в атаке на Семеновский Полк, задача была успешно выполнена.

С 1 по 18 августа 1943 г. полк находился на ремонте и доукомплектовании в Миллерово, затем с 19 по 29 августа - в полосе обороны 34-й стрелковой дивизии, после чего до 6 сентября — в районе Политотделец на восстановлении.

6 - 7 сентября, совершив 110-километровый марш, 7-й гв. танковый полк прорыва сосредоточился в районе Васильевка с задачей перехвата отхода противника по дорогам, идущим из Сталино на запад и северо-запад. 9 сентября во взаимодействии с пехотой танки успешно вели наступление у Красногоровки. Умело маневрируя, KB-1С скрытно приблизились к противнику, когда тот начал погрузку на машины. В этом бою отличился экипаж лейтенанта Коптева, который ведя, огонь с коротких дистанций уничтожил девять автомашин, две минометных батареи, три ПТО, 12 подвод и до 90 человек.

После боев за Сталино полк вывели в резерв, а 22 сентября 1943 г. он убыл в Тульский танковый военный лагерь, передав оставшуюся матчасть с экипажами 5-му ПРЗ. Штаб 7-го гвардейского танкового полка прорыва, подведя итоги боев, в своих выводах писал следующее:

«1. Не отводится достаточно времени для подготовки к выполнению боевых задач, например 21.7.43 г. полку было предоставлено всего 3 часа ночного времени перед тем, как пойти в атаку, что повлекло за собой излишние потери танков.

2. Не достигается должного взаимодействия с пехотой и артиллерией. Крайне медленно подавляется артиллерия противника в период действий танков в глубине обороны.

3. Атаки с одного и того же направления 2-3 раза (17.07.43 г.) приводило к тому, что противник, зная откуда могут идти танки, усиливал на этом направлении свои противотанковые средства.

Несмотря на эти недостатки, полк успешно выполнил задачи.

Потери: убито - 68, ранено — 88, всего 156 человек.

Матчасть: безвозвратно потеряно - 22, сдано на рембазы - 25.

Выполнено средних ремонтов 43, текущих 54.

Подбито и уничтожено: танков - 13, САУ -18, пушек и ПТО - 105, пулеметов - 70, минометов - 21, автомашин - 9, ДЗОТ - 65.

За время боев на Южном фронте с 17 июля по 10 сентября 1943 г. награждено орденами и медалями 142 человека».

Следует добавить, что большое количество KB-1С, указанное в приведенном выше документе (всего 47 машин) связано с тем, что в ходе боев полк дважды пополнялся матчастью - в период с 1 по 18 августа и с 30 августа по 6 сентября. Пополнение происходило как за счет танков, восстановленных на рембазах, так и переданных из других полков (например, четыре КВ-1С из 1-го полка прорыва).

Кстати, если сравнить выводы по боям за Сталинград и на Южном фронте, легко видеть, что недостатки в боевом использовании полка практически одни и те же.

С 9 октября по 14 ноября 1943 г. 7-й гв. танковый полк прорыва находился в Тульском танковом лагере, где был перевооружен на танки КВ-85.

7-й гв. танковый полк прорыва, прибывший в Тулу с фронта 9 октября 1943 г., 14 ноября получил на укомплектование 21 КВ-85, прибывших с ЧКЗ. Через восемь дней часть отправили на фронт, и 19 ноября 1943 г. она разгрузилась в Дарнице, поступив в распоряжение 60-й армии 1-го Украинского фронта.

Первый бой полк провел 23 ноября в районе населенного пункта Костовцы, которые были заняты КВ-85 без поддержки пехоты. Примерно в 14.30 до 30 танков противника перешли в контратаку, в результате чего полк перешел к обороне в населенном пункте Местечко, где продолжали вести бой. Вскоре части полка были окружены, но сумели отойти на окраину Рожев. На следующий день пять оставшихся в строю КВ-85 с мотострелками 186-й танковой бригады пытались отбить Местечко, но столкнулись с немецкими танками. Бой продолжался до темноты, в ходе него все пять КВ-85 были потеряны. Несмотря на это полк не дал немцам возможности замкнуть кольцо окружения вокруг стрелковых частей, и позволил им отойти на новый рубеж.

В начале декабря полк передали 38-й армии, и 5 декабря по приказу штаба 42-й гв. дивизии танки зарыли в землю на стыке 136 и 127-го гвардейских полков для обороны. К этому моменту в строю было 11 КВ-85. Через неделю на пополнение было получено еще 5 KB-1С и 6 самоходок СУ-122.

24 декабря 14 КВ-85 участвовали в атаке в районе Ястребеньки, подбив восемь немецких танков.

3 января 1944 г. полк получил задачу по ремонту и стягиванию боевой матчасти в район Погребище. В результате, к 23 января часть имела на ходу девять КВ-85, которые находились в обороне на юго-западной окраине Липовна. 25-27 января КВ-85 вели бои в районе Гановка, Андрушевка, прикрывая левый фланг перешедших в наступление частей 2-й танковой армии.

28 января 1944 г. боевые машины полка заняли оборону в совхозе имени Тельмана:

«В 11.30 28.01.1944 г. противник силой до 15 танков Т-6 и 13 средних с направления Россоше и пехотой с юга предпринял атаку на с/х им. Тельмана. Занимая выгодные позиции из-за укрытий, строений и стогов, подпустив танки врага на расстояние прямого выстрела, наши танки открыли интенсивный огонь, расстроив боевые порядки противника, подбив и уничтожив при этом 6 танков, из них 3 «тигра», и до взвода пехоты. Для ликвидации прорвавшейся пехоты выходил танк лейтенанта Кулешова, который огнем и гусеницами выполнил поставленную задачу.

Бой в окружении танков против превосходящих сил противника был характерен исключительным упорством и инициативой под командованием командира роты ст. лейтенанта Подуст. Бой носил преимущественно характер огневого боя, главное - танки своими смелыми и дерзкими действиями не давали возможности противнику уничтожить стрелковые части 17 ск, находившегося в окружении.

За 28.01.1944 г. подбито и уничтожено: «тигров» - 5, Т-4 - 5, Т-3 - 2, БТР - 7, ПТО - 6, пулеметных точек - 4, повозок - 23, до трех взводов пехоты. В 19.00 согласно приказа Штакор 17 бой был организован на выход частей из окружения. При выходе из окружения сгорела 1 СУ-122.

Управление танками на протяжении периода нахождения их в окружении не прерывалось, что обеспечивало эффективность их использования в этом сложном и тяжелом виде боя.

Прибывшие танки были поставлены в оборону на западной окраине Медовка, и находились там до 18.2.1944 г.».

Следует добавить, что в совхозе имени Тельмана вели бой три КВ-85 и две СУ-122.

У читателя может возникнуть вопрос - а действительно ли КВ-85 вели бой с «тиграми»? На этот вопрос можно ответить утвердительно - в этом районе действовала дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Согласно немецким документам, на вечер 27 января 1944 г. в ее составе имелось два боеспособных «Тигра», а также 13 «Пантер» и 17 Pz. IV. Ha вечер 28 января дивизия имела 29 боеспособных машин: 4 «Тигра», 9 «Пантер» и 16 Pz. IV. Как видно, количество «тигров» даже увеличилось, а вот по остальным видна убыль пяти машин. Кроме того, дивизию «Лейбштандарт Адольф Гитлер» поддерживала так называемая «группа Беке» (названная по фамилии командира — полковника Ф. Беке) — 503-й батальон «тигров», батальон «пантер» 23-го танкового полка, а также дивизион артиллерии, пехота и саперы. Несмотря на понесенные в предыдущих боях потери, в группе «Беке» к 28 февраля оставалось еще значительное количество боеспособных танков, в том числе и «тигров». Поэтому КВ-85 вполне могли подбить несколько этих машин (вряд ли пять, как заявлено). Хотя не исключено, что вместо «тигров» могли оказаться и «пантеры». Но как бы там ни было, машины 7-го гвардейского полка в бою у совхоза имени Тельмана нанесли противнику потери в танках.

18 января 1944 г. полк сдал оставшиеся у него машины в 53-й ремонтно-восстановительный батальон, и убыл в Тульский военный танковый лагерь. Здесь его переформировали в гвардейский тяжелый танковый полк на танках ИС.

Согласно отчета 7-го полка прорыва, за время боевых действий в полосе 1-го Украинского фронта, он потерял 37 человек убитыми, 19 ранеными и семь пропавшими без вести.

Потери в матчасти составили: 24 - безвозвратно и 10 сдано на рембазы и заводы. Таким образом, в составе полка имелось 34 боевых машины - 21 КВ-85 получены при формировании, а также переданы в качестве пополнения в ходе боев 5 KB-1С, 5 СУ-122 и 3 Т-34. По данным штаба полка, за январь 1944 года он подбил и уничтожил 47 танков, 2 самоходки, 14 бронетранспортеров и бронемашин, 47 орудий, 5 минометов, 1 шестиствольный миномет, 14 пулеметов, 15 автомашин. Кроме того, приводились следующие данные по боевому использованию танков:

«Полк имеет 42 боевых дня, или 205 танко-выходов. За это время боевые машины прошли 28335 км и отработали 5726 часов.

За время боев на 1-м Украинском фронте полк имеет 153 боевых повреждения, проведя ремонтов танкового вооружения, автомашин и профилактических осмотров — 570, в том числе: средних ремонтов 126, текущих - 289, профилактических осмотров - 155».

V. Награды и почётные наименования

Полк имел следующие награды и почетные наименования:

Награда № приказа (указа) и дата Краткое описание боевых заслуг
Ломжинский    
ордена Красного Знамени Указ Президиума ВС СССР от 05.04.1945 За образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками при овладении городом Черск и проявленные при этом доблесть и мужество

 

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
   
Литература и источники:
 
 
Модернизированные танки «Клим Ворошилов» KB-1С и КВ-85 / Максим Коломиец. - М.: Стратегия КМ: Яуза: Эксмо, 2014
 
 
 

наборы для камина купить аксессуары и принадлежности для
наверх